Юрий Кобзев: О скорой «Скорой» и не только

Юрий Кобзев: О скорой «Скорой» и не только

10 июля депутат Государственной Думы Юрий Кобзев ответил в прямом эфире на вопросы ведущих и телезрителей программы «Отражение» на телеканале ОТР.

Руководитель экспертного совета при Комитете Госдумы по охране по вопросам совершенствования законодательства в сфере оказания скорой, скорой специализированной и неотложной медицинской помощи Юрий Кобзев стал гостем студии программы «Отражение». Тема эфира: «Модернизация «Скорой помощи».

Александр Денисов(телеведущий): Юрий Викторович, сразу возникает вопрос. Ощущение такое – спохватились. Сначала закрывали больницы в регионах, а теперь выяснилось, что скорая помощь едет час, два, три, не может доехать до пациента. И вот пытаются как-то закрепить законодательно время. У вас нет такого ощущения, что поздно спохватились?

Юрий Кобзев: Нет, у меня такого ощущения нет, Александр. Вопрос в том, что мы не закрывали больницы, а оптимизировали структуру коечного фонда. Это немножко разные вещи. Допустим, если была участковая больница – стала врачебной амбулаторией. Больница должна работать, врачи должны работать с пациентами. Если уменьшилось количество людей на селе, мы сохраняем там больницу или переводим ее в участковую амбулаторию?

Но остается вопрос – неотложная помощь, скорая помощь, вне зависимости от количества людей, должна быть оказана в любой точке России, в определенный промежуток. Сейчас он прописан в приказе 388-м Министерства здравоохранения – 20 минут. Но дальше мы сталкиваемся с объективной реальностью. 20 минут в Москве, 20 минут в Республике Саха (Якутия), в Тверской области – это везде будут разные 20 минут.

Александр Денисов(телеведущий): Но прописано ведь не четко, как вы говорите, аморфно. Что это значит?

Юрий Кобзев: 20 минут – это значит, что рекомендуемая норма прибытия. «20 минут» написано. А дальше идет такая сносочка: «С учетом дорожной сети, качества дорожного покрытия, плотности населения орган местного самоуправления или субъект федерации может установить иные нормы». У нас как у представителей людей, как у избранников возникает вопрос. Есть статья Конституции, где написано, что любой человек, вне зависимости от места проживания, имеет право получить медицинскую помощь. И почему должна быть разница между селом и городом? Вот в рамках собственно Экспертного комитета по скорой медицинской помощи мы и хотим собрать все заинтересованные стороны и прийти к консенсусу, потому что люди должны знать: вот здесь у нас такой-то показатель, а здесь – такой.

Телеведущие поинтересовались у депутата Госдумы: действительно ли профессию врача «скорой помощи» можно назвать одной из самых опасных?

«Да, это самая опасная работа – самая опасная и по количеству нападений на врачей, на медработников. Я думаю, статистика говорит сама за себя – 1226 случаев нападения, и это официальных, которые зарегистрированы. Поверьте, неофициальная статистика еще куда выше, потому что очень много случаев не фиксируется. Мы не пишем заявления, потому что раньше это было бессмысленно. Сейчас, если у нас закон «О защите пациентов и медицинских работников» пройдет (а я думаю, он пройдет в осеннюю сессию), то ситуация резко изменится. Люди должны знать, что нельзя нападать на того человека, который приехал оказать тебе помощь» — прокомментировал депутат.

otr-online.ru

Поделиться ссылкой: